ИЕРЕЙ ПЕТР КУРЛЕЕВ

Курлеев

1930 год, 15 января. День памяти Серафима Саровского. Идёт литургия в Успенском храме станицы Горячеводской. Службу ведёт настоятель – Пётр Курлеев. Священник снимает камилавку и склоняется над Святыми Дарами. И вдруг головной убор падает и через Царские врата вылетает в толпу, будто отрубленная голова. Храм застыл в оцепенении. «Недобрый знак», – перешептываются между собой прихожане. На следующий день настоятеля из алтаря забирают в тюрьму. 

Пётр Алексеевич Курлеев родился в октябре 1892 года в городе Вольске Саратовской губернии в купеческой семье. Курлеев-старший занимался сплавом леса и пытался приучить единственного сына к купеческому ремеслу. Но Пётр мечтал о духовной карьере и после окончания реального училища решил поступить в семинарию. Отец долго бы сопротивлялся выбору наследника, если бы не тяжёлый недуг, не оставивший купцу никаких надежд на будущее. На смертном одре, смирившись, Алексей Курлеев благословляет сына на пастырское служение.
В 1914 году Пётр Курлеев с наградой завершает образование в Вольской духовной семинарии. Прекрасная память, великолепная дикция и тембр, безупречная грамотность выпускника привлекают внимание высшего духовенства. Епископ Досифей (Протопопов), викарий Саратовской епархии, уговаривает принять монашеский постриг, предрекая молодому человеку высокую духовную карьеру. Но Пётр Алексеевич не стремится к высотам, он выбирает простой скромный путь, тем более что уже присмотрел себе невесту. Он женится на девице Марии и поселяется в губернском Саратове, а потом получает назначение в Пермский кафедральный собор.
Всё рухнуло в одночасье. Октябрьский переворот прошёл по стране как стихийное бедствие, и Пермь не избежала печальной участи. В те годы епархией временно управлял викарий Феофан (Ильменский). Безбожную власть он не признал и поминал замученных священников, объясняя прихожанам преступления большевиков. И чекисты безжалостно расправились с «предводителем мракобесия»: раздели епископа донага и в тридцатиградусный мороз многократно погружали в ледяную прорубь Камы. Тело владыки покрылось льдом толщиной в два пальца, но мученик всё ещё оставался жив. Тогда палачи его утопили.
В апреле 1918 года вернулся из Москвы архиепископ Андроник (Никольский) и продолжил дело своего предшественника, открыто объявив безбожную власть врагом Церкви. Не согласился владыка и сотрудничать с ОГПУ, за что принял мученическую кончину: архиерей был живьём закопан в землю. Имея перед глазами такие примеры подвига за веру Христову, отец Пётр решается твёрдо отстаивать заветы патриарха Тихона. «Если пошлёт Господь испытание гонений, уз, мучений и даже смерти, будем терпеливо переносить всё, веря, что не без воли Божией совершится это с нами, и не останется бесплодным подвиг наш, подобно тому, как страдания мучеников христианских покорили мир учению Христову», – писал патриарх-мученик.
Своей пастырской задачей отец Пётр счёл борьбу с обновленческой схизмой и повсеместно насаждавшимся атеизмом. Открыто обличал раскольников, осуждал разграбление святынь большевиками и выступал против коллективизации. В начале двадцатых годов прошлого века кафедральный собор в Перми закрыли, все церковные ценности, что не смогли сгодиться на переплавку, были уничтожены. Начались массовые репрессии в отношении духовенства. Отец Пётр уезжает в сельскую глубинку, но и там уже небезопасно. И тогда священник решает укрыть семью у родственников в Баку, а на обратном пути останавливается на Кавминводах и обращается к правящему архиерею за помощью. Его благословляют на службу в Горячеводский Успенский храм. В 1922 году семья Курлеевых собирается в Пятигорске, успев пережить в дороге страшное горе. При переезде в пермских лесах умирает дочь, а в Баку от менингита – сын. Едва устроившись на новом месте, отец Пётр уходит на гору Бештау, где в молитве и посте проводит двое суток. Это укрепляет священника, и он с новыми силами предаётся своему предназначению.
Очень быстро прибывший с Урала священник снискал уважение у прихожан Горячеводского храма и заслужил настоятельство. Ещё никто здесь так пламенно и бесстрашно не обличал безбожников, никто не отважился бросить вызов гонителям Церкви. На проповеди к отцу Петру стремятся попасть верующие из соседних приходов. У настоятеля прекрасный баритон, вместе с отцом Прокопием и монахом Саввой они организуют чудный хор, дивные песнопения разливаются по округе в дни богослужений. За восемь лет настоятельства Курлеева горячеводская община сплотилась в дружную семью. А в семье батюшки появилось ещё двое детей. Но странные предчувствия терзают священника. В день памяти Серафима Саровского из алтаря странным образом вылетает камилавка. О недобром знаке перешептывается паства. На следующий день, 16 января 1930 года, в Успенский храм ворвались вооружённые чекисты и забрали настоятеля в тюрьму НКВД. В это же время было арестовано несколько священников, монашествующих и мирян Кавминвод. По злой иронии бойцы ОГПУ облюбовали место под контору напротив кафедрального собора Пятигорска. Возможно, собирались таким образом поиздеваться над чувствами верующих, но даже не предполагали, что соседство со святыней будет лишь укреплять узников. Даже в застенках отец Пётр продолжал служить. Жена тайно передала ему епитрахиль, и священник отпевал замученных арестантов. А на стенах своей камеры написал: «Ты, Господи, страдал за нас, я страдаю за Тебя».
Вот, что значится в материалах следственного дела:
– Курлеев Пётр Алексеевич совместно с церковно-кулацкой контрреволюционной ячейкой в лице Городецкого, Калмыкова, Златоустова, Мерзлякова и другими участвовал в антисоветской деятельности, возбуждал народ против советской власти, вёл злостную агитацию против мероприятий последней, укреплял религиозный фанатизм среди населения путём обновления икон в станице Горячеводской. 
Виновным в предъявленных обвинениях отец Пётр себя не признал. 22 марта 1930 года Тройка ОГПУ по Северо-Кавказскому краю приговорила Петра Курлеева и ещё пятерых служителей веры к расстрелу.
Однажды дочь настоятеля София, носившая в тюрьму передачи, увидела строй арестантов и среди них отца. Девочка побежала за узниками, однако конвоиры отогнали ребёнка штыками. Она умоляла дать ей проститься с родителем, будто предчувствовала, что больше его не увидит. Отчаяние довело ребёнка до обморока, её подобрали прохожие. Врач, осмотревший девочку, сказал: «Всё видел, но чтобы ребёнок так жестоко расплачивался за дела взрослых… Не жилец она, сердце надорвано».
Но Софья Петровна выжила. И узнала о расстреле отца спустя много лет. Оказалось, иерея Курлеева казнили 30 апреля 1930 года, на следующий день после того, когда дочь видела его в последний раз. Матушка Мария с четырьмя детьми была выгнана из дома, на работу её и старших детей не брали, над младшими издевались в школе. Многое пришлось претерпеть семье священника. Сын Николай пропал без вести на фронтах Великой Отечественной. Однако память о настоятеле Успенской церкви Горячеводска пережила годы гонений. После ареста фотография иерея Курлеева под большим секретом была размножена и распространена среди прихожан. Её сохраняли в семейных альбомах, передавали по наследству как реликвию. И сейчас в домах горячеводских казаков можно найти пожелтевший снимок высокого темноволосого священника. Многие даже не знают имени этого человека. Помнят только, что был такой батюшка в Успенской Церкви, который в лихую годину большевистских репрессий пострадал за веру.

Мария ОСИНИНА

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>